ny1994
The strange thing about television is that it doesn't tell you everything.
Не прошло и двадцати лет, как выползло в свет то, что обреталось по рукописным тетрадкам и флоппи-дискам. Выссуни, которые скреблись в глухих уголках моего нездорового мозга и зыркали на меня из-под каждого куста, теперь официально прописаны в мировой сети.

PRINT IN THE SNOW in Amazon Bookstore

PRINT IN THE SNOW in Barnes & Noble Bookstore

PRINT IN THE SNOW in iTunes Store

PRINT IN THE SNOW in Sony Reader Bookstore

Книжка существует только в электронном варианте для е-ридеров, в печатном пока не планируется. Если неохота (Я специально выставила символическую цену в $0.99, и то только потому что большинство книжных лавок не размещают бесплатные книжки, но тут выяснилось, что Амазон дерет с россиян какой-то левый налог и цена получается $2.99) связываться с виртуальной книжной лавкой - не беда, напишите мне и я пришлю вам .epub или .mobi файл для вашего е-ридера просто так. ;)

Также, первые три главы можно читать в свободном доступе в сети, с экрана компьютера вот здесь.



На первом курсе института я познакомилась с девочкой по имени Ирина Маслова. Дальнейшая жизнь этого интересного, сложного, творческого человека была непростая и полная приключений; после первого путча она уехала в Англию, потом моталась по Европе, многое испытала, а теперь нашла себя в помощи другим, работая преподавателем в Англии в одной из антропософских колоний которые помогают трудным подросткам. Мы с ней сразу близко сошлись. В попытке уклониться от обязательных занятий физкультурой, мы вдвоем записались в институтскую лыжную секцию. Тренируясь в Сокольническом Парке, мы обычно бежали в хвосте команды, истерически хохоча над какой-нибудь очередной глупостью, которую сами только что придумали. Из такой вот глупой шуточки, которая началась с нецензурного комментария, родилась история про смешных и гадких зверьков, живущих на городских помойках и в тоннелях метро. Звери эти назывались выссуни, и имели самую разнообразную морфологию в зависимости от происхождения. Конечно же, у нас была сложная классификация, из которой в памяти остались только метровые (потому что из метро), километровые (потому что длиной в километр) и помойные (понятно почему). Последние нередко встречались в качестве шуб из модных в те годы синтетических мехов ядовитых расцветок. Это была наша фенька, но вскоре весь курс употреблял словечко нарицательно: выссунь пополз в народ.

В какой-то момент я начала сочинять очередное приключение, и Ира включилась. Каникулы в то лето мы провели в Карпатах, гуляя по горам и рассказывая друг другу сказку. В результате у меня осталась тетрадка, где главы поочередно были написаны Ириной и моей рукой. В сказке было много про лыжы, много иронических цитат из советских песен, много интимных шуточек, которые только нам были понятны, и еще мне удалось туда впихнуть одного из своих старых персонажей в качестве комического злодея. Было очень смешно.

А потом мы выросли, и выссуни стали нам неинтересны, как, впрочем, и мы сами друг другу - так тогда казалось. Годы спустя мы признались друг другу в том, как тяжела была эта разлука, но тогда каждая винила другую. А потом были революции, войны и прочие болезни роста. Мы оказались на разных континентах, и в реале и в иномирье. Из всего выссуневого мира с мной остался только Ярет, который и так всегда был со мной.

Потом я писала скучные исторические книжки, и делала вид что не вижу то хвост, то ухо, то горящие глазки из-под платформы метро. Но выссуни так просто не отступаются, да и Ярет заслуживал лучшей участи, чем роль картонного злодея. Я перевела сказку на английский язык (потому что мне на нем значительно легче печатать, я никогда не училась беглой печати по-русски), и в ужасе осознала, что этот текст в принципе не может быть никому интересен, кроме двух девочек на лыжах, застрявших в 80х. Но мне-то по-прежнему было интересно, и тогда я полностью переписала все. Трижды.

Тем временем Ярет уже жил своей взрослой жизнью, и сказочка про выссуней неожиданно удачно вписалась в его историю. Фактически, PRINT IN THE SNOW - это часть романа, флешбэк, приквел вставленный в середину основного повествования. В общей структуре это четвертая часть, история безумия Анны, которую она (уже будучи взрослой) по настоянию лечащего психиатра записывает после того, как неожиданно возникший из иномирья Ярет сломал ей жизнь.

Так вот, возвращаясь к главному: не прошло и двадцати лет. На самом деле, прошло больше. Но наконец, в значительной степени благодаря замечательно талантливому художнику Марине Ботылевой, есть сказка про девочку Анну, которой - как Алисе, Саре и еще куче девчонок - привелось побывать в иномирье и выжить. Рассчитываю, что оригинальность иллюстраций компенсирует неоригинальность сюжета. ;)

Enjoy!

E.V. Svetova



@темы: историческая родина